.злая
затворница
господи, да, я предам весь мир и воткну по тысяче кинжалов в спину каждому, кто посмеет меня осудить, лишь затем только, чтобы мое новое сердце из свечного воска опять сгорело.

господи, да, я двадцать раз буду сгорать на костре до тех пор, пока вместе со мной не вспыхнут последние мосты, а некогда белая река не почернеет от их пепла.

господи, да, я забуду себя и всех тех, кто, казалось, когда-то меня понимал, всех тех, с кем, мне казалось, может быть будущее. я забуду их и, когда буду перечитывать стихи, не вспомню, кому их писала. я забуду, быть может, чью-то удаляющуюся спину и снятое кольцо на столе, сигареты марки "rich" \впрочем, я уже не помню, были ли это "rich"\, я забуду чьи-то руки в февральские холода много лет назад \впрочем, я уже сейчас не скажу, был ли тогда февраль\, я забуду чей-то перебор медных струн, вино и уют \впрочем, я все равно не знаю, были ли те струны медными\.
не важно.
я забуду, я почти забыла.
я забуду это для того, чтобы помнить тебя. чтобы помнить все мелочи до одной. чтобы потом, через много-много веков вычеркнуть тебя из памяти точно так же. чтобы точно так же вонзить тебе тысячу кинжалов в спину и подмешать в твой абсент изрядную порцию яда.
потому что ты сделаешь мне больно. если я буду любить тебя, в конце концов ты убьешь меня. воск снова расплавиться. вопрос лишь времени.
я знаю.